Медиатор работа

Как пройти в искусство: медиация – профессия будущего

Медиатор работа

Очевидно, что общество потребления испытывает серьезный кризис. Вещи как символ успеха уже не играют прежней роли. Человечество находится в поиске других ориентиров. Даже монстры рынка пытаются заигрывать с искусством.

При отсутствии возможности по первому желанию улететь в любую точку мира и ненадобностью огромного гардероба, в ситуации вынужденного сокращения социальных контактов, все больший интерес вызывает обучение и исследование окружающего ландшафта. 

Медиация – довольно молодая профессия, многие до сих пор воспринимают ее, прежде всего, в контексте юридической сферы.

Медиатор в искусстве – это не независимый человек, который разрешает споры, а тот, кто находит путь к каждому посетителю и развивает вместе с ним связи между объектами искусства и его личным опытом, пробуждает интерес к новым областям.

Анна Панфилец – куратор публичной программы  V-A-C – фонда, который вот уже 11 лет представляет российских художников мировому сообществу.

В 2018 году Анна стала одним из сокураторов грандиозного проекта “Генеральная репетиция”, подготовленного совместными усилиями V-A-C, Московского музея современного искусства и фонда KADIST (Париж). Сегодня Анна готовит группу медиаторов, которые будут работать в новом пространстве фонда – ГЭС-2 на Болотной набережной.

Анна, что по-вашему кроется за словом “современное” в словосочетании “современное искусство”?

Вопрос задан так точно, что содержит в себе ответ. Теория современного искусства выделяет три основных подхода к определению этого понятия. Хронологический опирается на важные исторические события, такие как Вторая мировая война или крушение Берлинской стены.

Эмпирический – на капиталистическую логику и определяет современного художника через рынок. Оба этих подхода исходят из стремления определить “искусство”, и только критический, третий подход, делает субъектом слово “современное”.

Иначе говоря, современное искусство само по себе является актором и призвано создавать современность, критически деконструировать мир и предлагать его альтернативные модели.

Медиаторка Галя Луппо и посетители проекта “Генеральная репетиция”

Есть мнение, что настоящее искусство не должно быть развлечением. Взаимодействие с ним не всегда комфортно, это работа, а совсем не entertainment. Что думаете по этому поводу?

Не буду уходить в полемику о настоящем или не настоящем искусстве. Скажу, что развлечение зрителя находится за пределами задач медиации. Мы приглашаем на разговор, беседу, предполагая активное участие посетителей.

При этом понимаем, что для большинства гостей посещение музея – это досуг, поэтому постоянный поиск новых подходов к коммуникации со зрителем, заимствование художественных практик и экспериментальные форматы – это те области исследований, которыми занимается наша команда.

Расскажите, как вы пришли к медиации?

Я изучала историю западноевропейской и русской культуры на историческом факультете в СПбГУ. Мой научный руководить Елена Сергеевна Кащенко вела курс по истории живописи, и мы ходили на ее пары в Эрмитаж и Русский музей. Там и случились мои первые откровения – стало понятно, насколько важно найти своего проводника в мир искусства.

До этого момента я посещала множество разных экскурсий и выставок, но настоящее любопытство к работам художников, кино, литературе и культуре в целом проявилось только через эти беседы с преподавателем в музеях.

Так сложилось, что после окончания университета 10 лет я работала в разных банках в секторе private banking, но искусство никогда не уходило из поля зрения – мои клиенты часто оказывались коллекционерами.

Культуролог, медиаторка Лера Конончук и посетители проекта “Генеральная репетиция”Со временем по работе я переехала из Петербурга в Москву и уже здесь узнала о приобретении здания бывшей электростанции ГЭС-2 фондом V–A–C.

Помню момент, когда за один вечер я прочитала все, что смогла найти в Интернете о фонде, осознала, что хочу быть частью команды, которая откроет это невероятное пространство в России, и сразу же отправила резюме. “Общее целое” в музее Вадима Сидура стал первым проектом, который я посетила как сотрудник фонда.

Я была поражена, насколько глубокой и содержательной была работа кураторов Ани Ильченко и Ярослава Алешина. Мне захотелось, чтобы как можно больше людей узнали об этом проекте. Тогда я закрылась в переговорной комнате в офисе и пару недель звонила во все ближайшие школы и университеты, чтобы пригласить учеников и студентов на выставку. К слову сказать, метод рабочий, рекомендую.

Тогда медиатором на проекте работал мой коллега Максим Зайцев, он и ввел меня в профессию, позднее мы вместе сформулировали базовые принципы медиации фонда, которые и сейчас являются основой для нашей медиаторской программы.

Перформанс художницы и куратора Файен д Эви “Пролог к соприкосновению с работами Вадима Сидура” прошел в 2016 году в рамках исследовательского проекта фонда V-A-C и музея Вадима Сидура “Общее целое”Партитура телесных движений и тактильных знаков строилась вокруг опыта взаимодействия участников, в числе которых были зрячеслышащие  и слепоглухие люди 

 В чем принципиальное отличие таких туров от экскурсий?

Здесь я должна отметить, что медиация все еще новая профессия, каждая институция определяет границы практики по-своему. Экскурсия – уже сложившийся формат в российской музеологии, тем не менее и он не всегда одинаков даже в классических музеях.

Как медиатору мне больше всего тесно в экскурсии от невозможности задавать вопросы по ходу повествования экскурсовода, от необходимости пройти весь маршрут, от запрета на задержку у экспонатов, которые меня заинтересовали больше других, от того, что в группе часто много людей и надо при перемещении по залам выставки все время стремиться занимать выгодную позицию, иначе будет не слышно. Однако я знакома с прекрасными экскурсоводами, в работе которых перечисленные неудобства практически нивелированы.

Посетители медиаторского тура для детей и взрослых

Нужно ли обладать навыками психолога, чтобы работать в этом направлении?

Работа с людьми подходит не каждому, а медиация – это филигранная работа с людьми. Медиаторы ГЭС-2 проходят программу подготовки, она называется “Факультет медиации”. В ее практический блок занятий обязательно входят тренинги по психологии.

Базовые знания по теории групповой динамики, конфликтологии, понимание возрастных особенностей восприятия у детей, приемы против выгорания и способы рефлексии, все это, на мой взгляд, необходимо знать медиатору и уметь применять в работе.

Без этих знаний невозможно построить постоянную профессиональную команду.

Есть ли у вас неудачный опыт, когда не удалось найти контакт с посетителями?

Расценивать опыт как неудачный – опасный путь. Диалог может не случиться по самым разным причинам. Наши коллеги из европейской биеннале “Манифеста”, определяя роль арт-медиации в 2014 году, написали: “Обычные человеческие реакции неизбежны, позволить им проявиться – лучшее, что может сделать медиатор”, – я с этим и сегодня совершенно согласна.

Бывает, что посетитель изначально приходит в тревожном состоянии, тогда любая идея художника или куратора может стать триггером и спровоцировать резкое поведение. В такой ситуации медиатору чаще всего необходимо просто выслушать человека.

Иногда посетителю просто не нужна медиация, и мы признаем право каждого на самостоятельное знакомство с проектами.

Медиаторы и исполнители “сконструированных ситуаций” Тино Сегала. В 2017 году фонд V-A-C представил проект “V-A-C Live: Тино Сегал”, включающий семь произведений художника, который бросает вызов пониманию искусства как материального производства и пересматривает традиционную музейную среду

Какой опыт, наоборот, считаете самым удачным?

Очевидно, что эффективность медиации сложно измерить. У нашей работы всегда отложенный результат.

Впрочем, одним из важнейших критериев оценки качества медиации, на мой взгляд, является возвращаемость посетителя. У каждого из моих коллег уже есть своя постоянная небольшая аудитория.

Для нас это особенно ценно, так как мы все еще никогда не работали на “своей” площадке и с нетерпением ждем открытия ГЭС-2.

Нужно ли как-то готовиться посетителям перед встречей с медиатором?

В анкете регистрации на медиаторский тур мы просим посетителя рассказать о своих интересах и ожиданиях от посещения. Эта информация помогает нам лучше подготовиться и предложить уникальный сценарий встречи.

Специально что-либо изучать точно не нужно, но если в ходе общения появляются вопросы по теме выставки, я рекомендую задавать их, подвергать сомнениям и критике сказанное медиатором.

Тогда беседа точно получится содержательной.

Медиаторы V-A-C

Как считаете, за медиацией будущее? 

Обстоятельства уходящего года были так непредсказуемы, что делать какие-либо прогнозы на будущее кажется слишком опрометчивым предприятием.

В любом случае, каждому из нас пригодится умение общаться, анализировать информацию и осознавать себя в современности. Медиация, безусловно, способствует развитию критического мышления, производству новых связей и смыслов.

Сможет ли она в конечном итоге привести каждого зрителя к готовности самостоятельно исследовать пространства и ситуации? Думаю, что да.

Медиаторка Аня Амбарцумян с посетителями проекта “Генеральная репетиция”

Источник: https://ru.hellomagazine.com/zvezdy/intervyu-i-video/39046-kak-proyti-v-iskusstvo-mediatciya-professiya-budushcego.html

Профессия – медиатор

Медиатор работа

  • Кем стать?
  • Где учиться?
  • Как расти?
  • Что пробовать?

ico 30.06.

2011

Медиатор — не юрист и не психолог, но некоторыми их знаниями ему обладать надо.

Такому специалисту лучше получить базовое образование конфликтолога – в его учебной программе будет и законодательство, и основы психологии.

— Олег Викторович, с 1 января 2011 года вступил в силу Закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)». Что такое медиация и зачем нужны специалисты в этой области? — Медиация – это форма досудебного урегулирования споров с помощью посредника (медиатора).

Такие специалисты нужны для того, чтобы конфликтующие стороны могли найти отправную точку в разрешении спора. Во многих странах эта процедура существует еще с 1990-х годов (в Украине, кстати, она действует уже более 5 лет) и довольно хорошо себя зарекомендовала.

В Великобритании, Австралии и Аргентине медиация является обязательной, перед тем как дело начнет рассматривать арбитражный суд, и, как показывает зарубежный опыт, 60-80 процентов всех дел разрешается без судебного вмешательства.

В некоторых городах России процедура медиации тоже уже внедрялась, но работа специалиста по разрешению досудебных споров основывалась не на законных основаниях, а исключительно на личном знакомстве с судьями.

Образование в этой сфере люди получали на специализированных курсах при университетах — я, например, в свое время заканчивал конфликтологические курсы медиаторов при СПбГУ. Сейчас эта профессия получила законный статус, и теперь медиатором сможет стать только тот, кто уже имеет высшее образование, достиг 25-летнего возраста и прошел обучение по программе, утвержденной Министерством образования РФ.

— Какие споры помогает решить медиатор, и почему ему удается справиться с этим лучше суда? — Сейчас, например, к одному из моих коллег обратились с таким случаем – жена не давала бывшему супругу возможности видеться с ребенком, и отец похитил его.

В подобных ситуациях, если медиатор сам о себе заявит, вероятность, что его послушают, будет низкая. Но объяснить преимущества решения проблемы с помощью процедуры медиации супругам может отдел социальной защиты, опеки и попечительства – чтобы тем не пришлось обращаться в суд и травмировать ребенка (который отца все-таки тоже любит).

Так что, когда бывшие муж и жена приходят к специалисту, они уже «переступили» через себя и могут пойти на взаимные уступки. Процедура медиации проводится при взаимном волеизъявлении сторон на основе принципов добровольности, конфиденциальности, сотрудничества и равноправия сторон, беспристрастности и независимости медиатора.

В своем вступительном слове он объясняет сторонам эти принципы и достигает первого устного соглашения о вежливости. Затем конфликтующие стороны обозначают свои позиции — самостоятельно разработанные варианты решения спора.

Позиции могут быть совершенно противоположны, но за ними стоят определенные потребности (интересы), которые могут в чем-то совпадать. Задача медиатора — провести переговоры так, чтобы эти (совпадающие) интересы вышли на первый план.

С помощью медиатора каждый участник конфликта слышит себя как бы со стороны, видит ошибки в своей аргументации и понимает: возможно, я не прав, и мне следует уступить.

В итоге стороны сами разрабатывают медиативное соглашение — взаимовыгодное, без победителей и проигравших.

Оно будет исполнено потому, что оппоненты сумели найти компромисс, а не потому, что они опасаются санкций государственных структур.

— Какие сложности возникают при этом, и часто ли медиативные соглашения не исполняются? Ведь в отличие от судебных решений, они являются добровольными, необязательными? — Бывает, одна из сторон пытается продемонстрировать другой, будто пришла к медиатору добровольно, но не пытается предложить свое решение дела, это «немедиабельный» случай — повлиять на нее может лишь суд. Специалист должен сразу об этом сказать той и другой стороне: не все споры можно решить с его помощью. Нередко люди недоговаривают, из-за чего между ними возник спор. Интересы сторон «завуалированы», и медиатору нужно «распутывать» их отдельно с каждым участником конфликта – только тогда он сможет подтолкнуть их к тому, чтобы найти решение, приемлемое для обоих. Он должен задавать вопросы: хотите ли вы дальше взаимодействовать (с другой стороной)? Что вы собираетесь для этого сделать?.. А когда стороны сядут на переговорах лицом к лицу, он предложит выявившиеся таким образом варианты./p> Перед заключением соглашения медиатор должен проверить предложения сторон на реалистичность. Допустим, один из участников спора считает, что другой должен вернуть ему деньги за плохо оказанную услугу. Исполнитель, в свою очередь, уверен, что сделал работу хорошо. В итоге стороны сходятся на том, что исполнитель вернет заказчику часть требуемой суммы. Если он обещает: «Отдам 10 тысяч рублей через неделю», медиатор должен задать вопрос: «Что вы сделаете, если отдать не получится?» Должник, к примеру, ответит, что рассчитывает получить зарплату такого-то числа или занять у кого-то еще – все предложенные варианты фиксируются в соглашении.

После этого спорщики могут решить, что им нужны дополнительные гарантии, тогда они заверяют соглашение у нотариуса. Но обычно стороны идут навстречу друг другу, чтобы сохранить свои отношения, поэтому случаев неисполнения обязательств намного меньше, чем после суда: 20 процентов против 85 процентов – по опыту тех российских городов, где медиация уже вводилась.

— Надо ли специалисту обладать знаниями юриста и психолога для успешной работы? По закону, медиатором можно стать с любым базовым образованием, пройдя курс переподготовки – насколько это правильно? — Для медиатора главное — уметь быть «пустым» на медиации: без своих собственных чувств по поводу происходящего, без предвзятости, которые могут помешать достижению соглашения между «противоборствующими» сторонами. Юридическое образование, с одной стороны, поможет медиатору, например, найти ошибки в тексте договора, но с другой стороны – иногда юристы слишком предвзято относятся к участникам конфликта с точки зрения закона. Они могут начать оценивать одну из сторон – насколько та права, если нарушила условия прежнего соглашения (вместо того, чтобы помочь сторонам найти компромисс). Психолог, в свою очередь, может не избежать попыток оценивать личностные качества конфликтующих, влиять на участников конфликта, используя свои специализированные навыки – это тоже будет мешать его нейтральности и беспристрастности в ходе всей процедуры. Медиатор – это не юрист и не психолог, но некоторыми их знаниями он обладать должен. На мой взгляд, ему лучше иметь базовое образование конфликтолога – такие специалисты изучают в рамках программы и законодательство, и основы психологии (это углубленная программа подготовки медиаторов, поэтому повышение квалификации на программе Минобрнауки РФ после вуза им не потребуется).

Один из модулей у нас, например, посвящен умению выявлять проблемы психического здоровья. Человек с психическими нарушениями может заявить, допустим, что готов помириться – а потом от своих слов отказаться. Это нужно уметь предвидеть заранее, но психологическое образование здесь не нужно – достаточно знать основные закономерности человеческой психики.

— Где проходят практику будущие конфликтологи? Насколько она пересекается с тем, чем занимаются медиаторы? — Мы распределяем студентов на практику в разные организации: отраслевые профсоюзы, на производственные предприятия, в страховые компании, брокерские, даже общественные приемные… Под наблюдением преподавателя они решают различные проблемы. Допустим, на предприятии есть два высококвалифицированных специалиста, но взаимодействовать между собой они не могут по причинам, для руководителя неизвестным. Задача конфликтолога — выявить, из-за чего разногласия, и помочь устранить их.

С разрешением досудебных споров конфликтологу, как и медиатору, часто приходится сталкиваться в страховых и брокерских компаниях.

Допустим, страховая компания по каким-то причинам не может оплатить страховой случай, а страхователь заявляет: я подам на вас в суд, если не выплатите всю стоимость по договору.

Здесь специалист фактически выполняет роль медиатора, помогая сторонам прийти к некоему компромиссу и заключить соглашение о взаимных обязательствах.

— Окажется ли профессия медиатора востребованной в ближайшие годы? Насколько сложно будет преодолевать недоверие к себе молодым специалистам? — К профессии конфликтолога, например, которая возникла так же недавно (мы учим студентов только еще третий год), многие руководители уже относятся с большим интересом, некоторые видят в них будущих сотрудников — конфликт-менеджеров. Иногда обращаются не только с рабочими проблемами, но и с личными: так, один директор просил приехать решить его конфликт с товариществом собственников жилья. Возраст при этом, на мой взгляд, играет второстепенную роль: вопрос доверия может относиться и к 40-летнему медиатору — откуда у сторон может быть доверие к человеку, если они видят его в первый раз? Но, так или иначе, они ничего не потеряют от того, что обратятся к нему — если им все же придется обратиться в суд, услуги медиатора не оплачиваются. На адвокатов, которые помогают каждый своей стороне, конфликтующие сейчас тратят в два раза больше, чем требовалось бы им на помощь одного медиатора.

Когда начнется активное внедрение процедуры медиации в досудебных разбирательствах, вероятно, она станет более популярной.

Спектр работ у такого специалиста будет очень широк: в развитых странах есть даже такие отдельные специализации, как школьная и трудовая медиация.

Введение такой процедуры будет способствовать становлению в России гражданского общества, когда люди смогут решать свои проблемы без участия государства.

Источник: www.ecsocman.edu.ru

Вернуться к списку статей

Источник: https://proforientator.ru/publications/articles/professiya-mediator.html

Я помогу вам договориться. или как я стала медиатором

Медиатор работа

+T –

Дорогие друзья, сразу скажу, что это очень, ооочень длинный пост, который ну никак не выходил коротким, поскольку он про очень важную и долгую для меня историю. У меня появилась новая профессия, которая пока совсем не про бизнес, а только про огромное желание и потребность ею заниматься.

Лет, кажется, восемь, а может, уже и 10 назад, некоторым коллективом замечательных талантливых людей, довольно многочисленным, мы оказались в сложном, многостороннем конфликте.

Там была куча эмоций, обвинений, требований, в общем нормальная такая история, когда все мечтают друг друга задушить. На моих глазах ссорились люди, с которыми я дружила, которых я любила и уважала, и разрушалось дело, за которое я искренне болела.

Я умышленно не называю ни коллектива, ни имен. Со многими из них я дружу до сих пор и это пост не о них. Это пост про меня.

В той ситуации совершенно случайным образом я взяла на себя роль посредника.

Я встречалась со «сторонами», разговаривала, записывала требования, передавала их другим сторонам, составляла документы, раз за разом созванивалась по кругу с десятком людей, пытаясь сделать так, чтобы все ну хоть как-то успокоилось и люди разошлись если не мирно, то хотя бы просто разошлись, а дело бы не разрушилось. Я делала это не думая, просто потому что было нужно. Садилась и плакала вечерами от бессилия, а утром продолжала начатое.

Когда процесс был завершен (к сожалению, не без потерь), один очень значимый для меня человек сказал «знаешь, а ведь ты – переговорщик». Эта мысль сразу очень «легла» что ли и показалась очень естественной, но я совершенно не понимала тогда, куда ее приткнуть.

С тех пор я, конечно, не раз участвовала в конфликтах в разных ролях (иногда и сама на коне и с шашкой), а когда стала руководить большим подразделением, «разруливание» конфликтов и спорных ситуаций стало занимать чуть не половину моего времени.

И я стала не то что замечать, а прямо таки видеть, что зачастую, когда мы спорим или ссоримся, мы делаем это вовсе не потому, что мы злобные злыдни, а чаще всего потому, что просто не знаем, как договориться друг с другом, даже если хотим это сделать. У нас банально нет навыка, инструмента и понимания, что можно как-то иначе.

Мы не слышим собеседника, не слышим себя, не знаем, чего именно хотим (это отдельная боль), а если знаем, чего хотим, то понятия не имеем, как это донести (боль номер два), чтобы не показаться глупым, слабым или не «сдать позиции» (боль с глубокими историческими и культурными корнями). И даже когда мне удавалось таки «договорить» людей, я всегда делала это по наитию, в руках у меня было ноль инструментов или отточенных навыков и я, признаться, не сильно-то об этом задумывалась.

Несколько лет назад мне крупно повезло, я попала на тренинг по переговорам к Алексею Назарову (Алексей Назаров (Alex Nazarov) и нужно написать много страниц, чтобы рассказать, сколько открытий на меня тогда свалилось, сколько чакр открылось и сколько нового я узнала не только про инструменты, но и про саму себя. Леша, я очень-очень тебе благодарна, не выразить как )

После этого тренинга я стала учиться дальше, прошла несколько англоязычных и русских программ по управлению конфликтами и переговорам, прочла пару десятков книг и посмотрела сотню лекций, в поисках того, что откликнется на 146%. И я – нашла. Нашла штуку, которая очень про меня, очень близка и очень, как мне кажется, нужна в мире, где мы каждый день купаемся в конфликтах, ссорах и сопутствующих им эмоциям. Эта штука – медиация.

Медиация – это способ разрешения конфликта при участии полностью нейтральной стороны – медиатора. Задача медиатора – помочь людям структурировать ситуацию: отделить факты, от мыслей и помочь им исследовать свои эмоции, мотивы и интересы и сделать так, чтобы люди сами (!) нашли выход из сложившейся ситуации и пришли к решениям, которые подходят всем вовлеченным.

Медиатор не оценивает ситуацию или участников конфликта, не встает ни на чью сторону и не привносит собственных суждений (вот это challenge, я вам скажу =). Он – проводник. Медиация – полностью добровольный и конфиденциальный процесс. И он точно быстрее суда и лучше дробовика ) Медиация работает с разными конфликтами: от сложных бизнесовых ситуаций до семейных споров.

Эта штука, которая помогает людям договориться. Самим. И моя задача – создать для этих переговоров все условия и провести их.

Почему моя? Потому что несколько недель назад я получила в руки свежий хрустящий диплом медиатора. И теперь я настоящий, классный медиатор =) и я супер счастлива по этому поводу.

У меня был лучший на свете преподаватель, он творил какие-то немыслимые чудеса со всеми, кто пришел учиться, мне жутко повезло, что это были Вы, Сергей (Сергей Хаванский). Спасибо вам огромное. За науку и за пятерку в дипломе =)

Я уверена, что если мы у меня был такой диплом тогда, 10 лет назад, мы бы все вышли из того конфликта совершенно иначе. Правда.

А еще у меня были лучшие на свете сообщники-единомышленники по учебе. Дорогие, я счастлива, что теперь знаю вас. Я думаю, мы с вами правда сможем сделать мир немножечко лучше.

К чему я тут все это пишу )

Во-первых к тому, что я буду рада испытать в бою свой новый диплом и свою новую профессию. Если у вас есть ситуация, из которой вам стало сложно найти выход, общаясь напрямую, я буду рада помочь и провести медиацию.

А во-вторых к тому, что согласно негласной традиции, я завела отдельный инстаграммчик на тему медиации и переговоров и буду писать туда обо всем, что касается этих двух бесконечных тем. Подписывайтесь, если вам интересно про это поговорить или просто почитать. Love.   Ссылка

Оригинал

Источник: https://snob.ru/profile/10257/blog/162535/

Актуальная профессия будущего или как стать медиатором без юридического образования — Карьера на vc.ru

Медиатор работа

Если вы никогда не были в суде в качестве истца, первый визит может стать большим удивлением. Вы ожидаете, что вас выслушают, рассмотрят доказательства, вникнут в суть дела. По факту – получите слушание, которое длится 5-15 минут.

Статистика конфликтов и споров в судах растет из года в год.

“Согласно данным статистики в 2019 году в арбитражные суды субъектов Российской Федерации (далее – АС СРФ) поступило почти 2 млн 124 тыс. заявлений. Это более чем на 24 тысячи больше показателя 2018 года – 2 млн 100 тыс. (+1,2%). Для сведения: в 2018 году на 7,6% больше в сравнении с 2017 годом*.”

*Обзор судебной статистики о деятельности федеральных арбитражных судов в 2019 году от Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации.

Представьте, в среднем на судью в Арбитражном суде г.Москвы приходится 180 дел в месяц, или 45 дел в неделю, или 9 дел в день. Как считаете, можно успеть хорошо подготовиться к каждому делу, вникнуть, почитать материалы, поработать со сторонами?

Что показывает нам эта статистика:

  • Есть огромное количество конфликтов;
  • Есть запрос от сторон на решение таких конфликтов, и сами решить конфликт они не могут;
  • Суд не может справиться с таким объемом дел.

Участие в разрешении споров – это возможность построить карьеру в сфере, приносящей личное удовлетворение и финансовое вознаграждение.

Поговорим в этой статье о профессиональных “разрешателях споров” – медиаторах, разберем в чем заключается их работа и какие перспективы развития карьеры существуют.

Простым языком, медиатор – это высококвалифицированный решатель проблем, посредник. Его задача – помочь сторонам найти общий язык, понять позиции друг друга и направить к достижению взаимовыгодного и реально выполнимого соглашения.

Медиаторы не судят, кто прав или нет в споре, не дают юридических или психологических консультаций. Скорее, они облегчают общение между сторонами, помогают найти конструктивное решение спора.

Что включает в себя работа медиатора:

  • Проведение встреч с участниками спора для обсуждения;
  • Использование медиативных техник для облегчения общения и достижения согласия между сторонами спора;
  • Прояснение проблемы между спорящими сторонами;
  • Выявление их потребностей и интересов;
  • Проведение встреч с экспертами – юристами, психологами, финансовыми консультантами, нотариусами – для получения информации по спорным вопросам;
  • Подготовка соглашения по делу.

Обладатели обеих профессий помогают в решении конфликтных ситуаций, когда люди самостоятельно не могут этого сделать. Но есть важные различия, которые стоит понимать. В таблице ниже представлены некоторые ключевые различия между медиатором и судьей:

Перспективы карьеры медиатора

Прежде чем решить, что вы хотите стать медиатором, рассмотрите перспективы карьеры. Так, в США по данным Бюро статистики труда, 10-летний прогноз трудоустройства медиаторов составляет 10% (что означает 10%-ое увеличение занятости в целом в период с 2016 по 2026 год, что быстрее, чем в среднем для всех других профессий).

В России профессия пока не столь популярна и каких-либо значимых официальных данных нет. Но… Если мы посмотрим на судебную статистику, то перспективы для работы безграничные при низкой конкуренции среди специалистов-медиаторов.

И еще. Сейчас законодатели активно обсуждают принятие нового закона о медиации. По ряду дел медиация станет обязательной стадией. То есть, перед судебным процессом стороны будут обязаны сначала пойти к медиатору, и только потом, если не договорятся – могут обращаться в суд.

Про средний заработок медиатора

На данный момент каких-либо утвержденных тарифов на услуги медиаторов не существует. Медиаторы, как и юристы, адвокаты, коучи и психологи могут самостоятельно определять гонорары и иные виды оплаты за проведение медиации.

Укажу примерные ставки, которые встречаются в открытых источниках:

Бизнес медиация – примерная стоимость около 50 000 рублей за 1 дело. Часто медиаторы берут гонорар успеха – это означает, что клиент заплатит минимум за организацию самого процесса медиации, а вот если соглашение будет достигнуто – то оплатит основную часть. Это выгодно клиентам – по сути, обращаясь к таким медиаторам, они ничем не рискуют, платят за конкретный результат.

Семейная медиация – 2 000 -10 000 рублей за 1 час.

Средняя продолжительность процедуры по медиации – это 2-3 встречи со сторонами, по 3-4 часа.

Услуги медиатора оплачиваются обычно обеими сторонами в равных объемах.

Посчитайте – 3 среднестатистические бизнес медиации – это 150 000 рублей в месяц. Заработок выше среднероссийского при не самой плотной загрузке по времени.

Как стать медиатором, не посещая юридический факультет

Допустим, вам понравилась профессия медиатора. Следующий вопрос, как им стать. Хорошая новость – не нужно учиться несколько лет. Для начала достаточно пройти базовый курс, получить необходимую теорию и практику. Такие курсы, как правило длятся около 2 месяцев, среднее количество часов – 120.

Юридическое образование для того, чтобы быть медиатором, не обязательно.

Да, и еще несколько советов. На практике существует множество областей, где медиация может быть применена в качестве способа решения конфликта, например:

  • семейные конфликты;
  • бизнес конфликты;
  • школьная медиация;
  • трудовые вопросы;
  • недвижимость;
  • споры с потребителями;

Поэтому после базового курса вам, скорее всего, придется углубиться и подробнее изучать то направление, которое будет вам по душе.

Найдите наставника-медиатора

Нетворкинг — проверенный способ выйти на рынок в большинстве областей. Медиация – не исключение. Познакомьтесь с медиаторами в вашем регионе. Объясните, что хотите больше узнать о профессии и возможно самому стать медиатором в будущем.

Как начать работать медиатором

После того, как вы приобретете уверенность в собственных навыках урегулирования споров, вы можете начать свою частную практику.

Для привлечения клиентов будут работать те же способы, что и для юристов.

Еще один вариант – присоединиться к Ассоциации, которая объединяет медиаторов и может помочь вам приобрести опыт и доверие, чтобы в дальнейшем было легче продвигаться самостоятельно в качестве медиатора.

Таких ассоциаций в России пока не много. Как правило, именно они имеют качественные собственные курсы по медиации.

Медиация — перспективная и благодарная миротворческая профессия. Присмотритесь к ней, если у вас есть желание помогать людям, вы любите общаться и вы хотели бы научиться решать даже сложные конфликты с помощью переговоров.

Источник: https://vc.ru/hr/198634-aktualnaya-professiya-budushchego-ili-kak-stat-mediatorom-bez-yuridicheskogo-obrazovaniya

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.