Признаки притворной сделки

Содержание

Уменьшение налогов: мнимая и притворная сделка

Признаки притворной сделки

Предприниматели хотят развивать бизнес и больше зарабатывать. Один из способов получать больше это уменьшить размеры налогов. Это можно сделать правильно, но иногда возникает желание «нарисовать документы» или «придумать схему». Давайте разбираться, что написано в законах, и как это применяется на практике.

Однажды предприниматель посчитал налоги, и загрустил. Пожаловался другу:

— Костик, ну почему же я всё это платить должен?

А Костик ему и отвечает:

— А зачем платить? Давай я тебе договоров наштампую или товарных чеков выпишу и уменьшим твои налоги хоть в три раза. Я всегда так делаю.

Знакомые слова? А вот как происходит в жизни.

Мнимые и притворные сделки — факты

При ведении учета организации не должны искажать факты своей деятельности в попытках уменьшить сумму налогов или налоговую базу (ст. 54.1. НК РФ). Чтобы такое уменьшение было законным, должны одновременно соблюдаться два условия:

  • целью сделки является сама сделка, а не последующая неуплата или возврат (зачет) налогов;
  • сделка должна быть исполнена тем, кто эту сделку заключил или кому обязательства были переданы по договору.

(п. 3 ст. 54.1 НК).

Мнимая сделка — договор, который заключен формально и существует только на бумаге, без намерения его выполнять (ч. 1 ст. 170 ГК). Такая сделка считается ничтожной, то есть для признания ее недействительной решение суда не нужно (ст. 166 ГК РФ). Мнимую сделку не будут учитывать при расчете налогов.

Притворная сделка — договор, в котором пишут одно, а имеют в виду другое (ч. 2 ст. 170 ГК). Например, заключили договор на грузоперевозки, а написали оказание услуг.

Для такой сделки тоже не нужно решение суда, чтобы признать ее недействительной. Притворная сделка ничтожна изначально (ст. 166 ГК РФ).

К такой сделке будут применяться правила в соответствии с ее реальной сутью.

Налоговым органам дано право контролировать деятельность предпринимателей, это называется налоговый контроль. Одним из видов налогового контроля являются выездные налоговые проверки (ст. 89 НК РФ). Проводятся такие проверки по месту нахождения организаций или ИП или, если места для проверки у проверяемого нет, в помещении налогового органа.

Сделки, которых не было (мнимые)

Один из способов снизить размер налогов — уменьшить налогооблагаемую базу. Например, ИП или организация применяет упрощенную систему налогообложения (УСН) доходы за вычетом расходов или ОСН. Чтобы налог был минимальным, предпринимателю нужны расходы, но иногда их не хватает. И тогда появляется соблазн «нарисовать» договоры. Появляется мнимая сделка.

Случай из жизни 1. «Нарисовали» договор

Фирма А заключила с Фирмами Б и В договоры на уборку территорий и в течение двух лет исправно переводила деньги. После выездной налоговой проверки нашли мнимые сделки, компании А доначислили налог, назначили штраф и насчитали пени на общую сумму 5 949 083 рубля.

Вышестоящая налоговая отказала в отмене решения налоговой инспекции и компания А обратилась в Арбитражный суд.

Что выяснилось в суде

«А» применяла УСН «доходы минус расходы». По результатам проверки налоговая инспекция решила, что часть расходов за два года компания не имела права относить к затратам, потому что данные сделки являются мнимыми. Налоговая инспекция посчитала договоры с организациями Б и В сомнительными и вот как она это обосновала:

  • Договоры на уборку территорий, отчеты и акты не содержали никакой конкретики по услуге: отсутствовали описание работ, сроки, количество сотрудников.
  • Юридические лица Б и В не находились по своим адресам, прекратили деятельность через реорганизацию. Отчетность обеих фирм не соответствовала отчетности компании А, денежные средства переводились на группу взаимосвязанных юридических лиц, после чего выводились платежами на карты физических лиц. При этом физические лица были между собой взаимосвязаны.
  • Между учредителями и директорами некоторых участников дела обнаружились родственные связи, а проверка IP-адресов показала, что платежные операции организаций А и Б производились с одного компьютера.

Вывод суда

Прикрываясь мнимыми сделками, компания А получила необоснованную выгоду в виде уменьшения налога. Суд признал решение налоговой инспекции законным. Апелляционная и кассационные инстанции поддержали.

Дело Арбитражного суда Ростовской области № А53-30423/2017

Другой случай из жизни: «Придумали контрагента»

Компания из Владимирской области, применяющая УСН доходы минус расходы, заключила договоры поставки пиломатериалов с несколькими контрагентами. Налоговая инспекция провела камеральную проверку, нашла мнимые сделки и доначислила налог, выставила штраф и пени на общую сумму 1 160 464 рубля.

Компания не согласилась с выводами налогового органа и после отказа Управления ФНС отменить его решение, обратилась в Арбитражный суд.

Что выяснилось в суде

Истец предоставил декларацию, в которой учел расходы на поставку пиломатериалов. Налоговая посчитала, что расходы по нескольким договорам поставки не могут быть учтены, как уменьшающие упрощенный налог.

Вот на каком основании:

  • Фальшивые кассовые чеки. Чтобы подтвердить свои расходы Истец предоставил налоговой товарные накладные и кассовые чеки, т.к оплачивал товар наличными деньгами. В кассовых чеках были указаны реквизиты несуществующих на территории РФ юридических лиц. Также налоговой инспекцией не были найдены данные о регистрации некоторых кассовых аппаратов, указанных в чеках. Часть кассовых аппаратов оказалась зарегистрирована на других лиц, а не на тех, которые указаны в чеках.
  • Оплата товара не доказана. Предоставленные Истцом, документы: авансовые отчеты, акты сверки взаимных расчетов, расходные кассовые ордера не могут быть приняты в качестве доказательств. Так как они не подтверждают оплату товара, а со стороны продавца подписаны несуществующим лицом.

Вывод суда

Суд согласился с доводами налоговой инспекции о том, что нельзя учитывать в расходах затраты по договорам с несуществующими лицами. Мнимые сделки не учитываются. Апелляционная и кассационная инстанции оставили решение в силе.

Дело Арбитражного суда Владимирской области № А11-10348/2016

Сделки, которые спрятали (притворные)

Другой, не менее популярный, способ получить выгодное налогообложение — изменить суть договора. Например, индивидуальный предприниматель хочет продавать оптом, но использовать режим ЕНВД. Или организация хочет получить вычет по НДС, а контрагент на упрощенке. И возникает вопрос. А не спрятать ли реальную сделку?

Случай из жизни 3. «Забыл про квадратные метры»

Индивидуальный предприниматель из Оренбургской области занимался розничной торговлей строительными материалами и платил ЕНВД. Налоговая инспекция провела проверку, нашла притворные сделки, и по ее итогам начислила налог по УСН, штрафы и пени на общую сумму 332 519 рублей.

ИП не согласился с мнением налоговой инспекции и вышестоящего органа, и обратился в Арбитражный суд.

Что выяснилось в суде

Индивидуальный предприниматель занимался розничной торговлей строительными материалами в помещении 15 кв.м., земельный участок рядом со зданием также использовался для хранения материалов. Продажа строительных материалов осуществлялась как физическим, так и юридическим лицам.

Исследовав помещения, склады, прилегающую территорию и изучив договоры, которые заключал ИП, налоговая пришла к выводу, что индивидуальный предприниматель занимался не розничной, а оптовой торговлей, а значит, должен платить больше налогов и по другой системе налогообложения.

Обосновала налоговая инспекция это так:

  • Общая площадь торговых площадей превышала норму в 150 кв.м., установленную для торговых залов (ч. 6 ст. 346.26 НК РФ). ИП умолчал, что использовал для торговли еще и участок рядом со зданием.
  • Договоры купли-продажи, заключенные с физическими, юридическими лицами и ИП, содержат признаки договоров поставки и относятся к оптовой торговле. Поставки осуществлялись регулярно и по заявкам покупателей, товар отпускался со склада. Юридические лица использовали товары для ведения уставной деятельности.

Вывод суда

Прикрываясь притворными сделками купли-продажи, индивидуальный предприниматель фактически заключал с покупателями договоры поставки и не мог пользоваться режимом ЕНВД. Начисление налога по ставкам УСН правомерно. Апелляционная и кассационная инстанции поддержали эти выводы.

Дело Арбитражного суда Оренбургской области № А47-8961/2016

Случай из жизни 4. «У договора»

В Кемеровской области Общество заключило договоры на ремонт и поставку оборудования на 4 426 977 рублей. Оборудование починили, товар поставили, деньги перечислены. Общество предъявило декларацию на получение налогового вычета по НДС в связи с применением ОСН.

Налоговая инспекция провела выездную проверку, обнаружила притворные договоры и не согласилась с Обществом. В результате обществу доначислили НДС, выставили пени и штрафы на общую сумму 3 239 938 рублей.

Общество не согласилось с результатом проверки и отправилось в Арбитражный суд.

Что выяснилось в суде

Общество заключило договоры с фирмой А на ремонт и поставку немецкого оборудования. Обе стороны договора применяли ОСН и являлись плательщиками НДС. В ходе выездной проверки налоговая инспекция выяснила, что реальным поставщиком товаров и услуг по ремонту являлась фирма Б, которая применяла УСН.

Обоснование у налоговой инспекции было следующее:

  • Поставщик не имеет ресурсов. У компании А, с которой были заключены договоры, отсутствует имущество, транспорт и сотрудники. Сведения о доходах руководителя за проверяемый период по форме 2НДФЛ не предоставлялись. Руководитель «А» подтвердил, что договоры были заключены для последующего получения налогового вычета по НДС.
  • Компании взаимозависимы, «А» и «Б» находятся по одному адресу и их учредителями и директорами являются взаимозависимые лица — отец и сын.
  • Поставщик во всем признался. У «Б» есть сотрудники, которые на момент проверки находились в производственных цехах. Руководитель «Б» пояснил, что фактически именно его юридическое лицо занималось ремонтом.
  • Поставок в реальности не было. Факт поставки Обществу немецкого оборудования компанией А не подтвердился. «А» не приобретала такого имущества, следовательно не могла его поставить Обществу. При этом налоговая выявила разночтения в наименованиях оборудования. Общество приобретало по договору с организацией А одни позиции, а в дальнейшем продавало другие. На основании этого счета-фактуры были признаны недостоверными.
  • Товарные накладные не содержали данные о паспортах на оборудование и сертификатах, как того требовали условия договора. В ходе проверки Общество предоставило только копии этих документов.
  • Деньги уводились на обнал. Отследив движение денег, налоговая инспекция выяснила, что полученные от Общества деньги компания «А» отправляла на счета посреднических фирм, после чего они уходили структурам, занимающимся обналичиванием и имеющим признаки фирм-однодневок.
  • Таможня не подтвердила импорт обсуждаемого оборудования. Проведя проверку таможенных информационных ресурсов, налоговая определила: ни одна организация в цепочке следования денежных средств не приобретала оборудование в Германии.
  • Налоговая инспекция пришла к выводу, что договор поставки носил признаки притворной сделки, прикрывающей намерение Общества получить налоговую выгоду.

Источник: https://www.profdelo.com/blog/228-a-davajte-narisuem-dokumenty-i-umenshim-nalogi/

Признание сделки притворной не состоялось. Обеспечительная продажа в судебной практике

Признаки притворной сделки

Буквально во время новогодних праздников мне пришлось писать отзыв на иск о признании недействительным договора купли-продажи квартиры, который истец полагал притворной сделкой, прикрывающей займ. Речь шла о так называемой обеспечительной купли-продаже.

Тема интересная и я вспомнил, что несколько лет назад представлял ответчика по аналогичному иску, и мы выиграли дело. Я кратко расскажу о выигранном нами деле, а дальше несколько слов об обеспечительной купле-продаже и судебной практике по признанию сделок обеспечительной продажи недействительными, как притворных.

Иск о признании договора купли-продажи притворной сделкой

Ко мне обратился гражданин А, к которому истцом Б был предъявлен иск о признании договора купли-продажи квартиры недействительной сделкой, по основанию её притворности, а также было предъявлено требование о применении последствий недействительности договора.

Факты, на которые ссылался Б в иске были следующими.

Б якобы были необходимы деньги и он обратился в некое ООО, где ему предложили дать в долг деньги, но в вместо договора займа заключить договор купли-продажи квартиры, чтобы у займодавца было обеспечение.

В итоге Б заключил договор купли-продажи квартиры почему-то не с ООО, а с А. В договоре купли-продажи цена квартиры была установлена процентов на 40-50 ниже рынка.

Наша позиция была следующей.

Последствия недействительности притворной сделки

ч.2 ст. 170 ГК РФ предусматривает:

Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила.

 Из содержания данной нормы следует, что лицо, предъявившее требование, основанное на ч.2 ст. 170 ГК РФ, должен представить доказательства того, что имеется действительная сделка (прикрываемая), об исполнении которой договорились стороны, а также условия этой сделки.

Особенность недействительности притворных сделок состоит в том, что последствием таковой не является двухстороння реституция, а применение к отношениям сторон норм законодательства, которые регламентируют  прикрываемую сделку. Надо отметить, что многие истцы просто не понимают этого и наивно полагают, что применением последствий недействительности притворной сделки является возврат всего полученного.

В нашем деле истец именно так и считал.

Мы же исходили из того, что истец, утверждая то, что стороны на самом деле заключили договор займа, должен был представить доказательства данного обстоятельства, а также условий, на которых был предоставлен заем: размер процентов за пользование займом, срок возврата займа и т.п.

Кроме того, если предполагать, что имел место заем, который должен был бы быть обеспечен предоставлением квартиры в залог, следовало исходить из того, что после признания недействительным договора купли-продажи в силе должны остаться обеспечительные правоотношения, т.е.

ипотека квартиры.

Представим, что следовало бы просто провести реституцию, вернув собственность продавцу, а  покупателю – уплаченные деньги.

В таком случае были бы отношения необеспеченного займа, по которому займодавец не смог бы реально что-то взыскать с заемщика, так как  квартира могла являться единственным жильем.

Займодавец, если даже предположить, что в реальности имел место заем, давал деньги лишь при наличии обеспечения, а поэтому при признании договора купли-продажи недействительным должны бы были применяться правила ипотеки.

Мы излагали суду данные соображения. Кроме того, наша позиция заключалась в том, что истец не предоставил, кроме объяснений, никаких реальных доказательств притворности сделки.

Более того, суд по своей инициативе решил провести осмотр квартиры, чтобы понять, кто в ней живет, кто ей пользуется. Доводы истца о том, что фактически квартира не передавалась покупателю и что в ней проживает Б с матерью, были опровергнуты осмотром.

В квартире не было ни чьих-либо вещей, почти не было мебели, а холодильник был пуст.

Таким образом, фактически было установлено и не отрицалось ответчиком, что цена продажи была ниже рыночной, но ответчик и говорил, что продажа была срочной и он согласился именно на такую цену, а в противном случае не купил бы квартиру. Иначе говоря, само по себе отклонение от рыночной цены еще не является доказательством притворности сделки.

В итоге суд отказал в удовлетворении исковых требований.

Обеспечительная купля-продажа

А почему бы не иметь такого способа обеспечения права, как обеспечительная купля-продажа? Мы привыкли на все смотреть, исходя из определенных стереотипов и идеологических штампов, т.е. мышление большинства юристов не очень гибкое. На самом деле, обеспечительная купля-продажа у нас все же существует в сделках типа РЕПО.

Обеспечительная передача собственности существовала еще в Риме и называлась фидуцией, но почему же сейчас у нас считают, что противозаконно совершать обеспечительную куплю-продажу?

Причина проста.

Несмотря на то, что в ГК РФ не содержится закрытого перечня способов обеспечения исполнения обязательств и, исходя из диспозитивности гражданского права, стороны могут создать любое непоименованное в законе обеспечение, суды не признают возможности обеспечительной передачи собственности, так как то, что практикуют у нас фактически не является фидуцией. Да, действительно, заключение примитивного договора купли-продажи, по которому собственность безвозвратно переходит к кредитору, может привести к совершенно диспропорциональному удовлетворению кредитора в ущерб интересам должника.

Предположим, что я беру в долг 2 000 000 рублей, обещая вернуть займодавцу 2 500 000, оформляя договор купли-продажи квартиры стоимостью 5 000 000 рублей в качестве обеспечения возврата суммы займа и процентов.

Допустим, я не могу вернуть деньги, и кредитор фактически получает в 2 раза больше, чем я ему был должен. В случае, если бы это было ипотечное обеспечение, то квартира была бы продана и все за минусом долга кредитору, исполнительного сбора и расходов на реализацию вернулось бы должнику.

Понятно, что подобная схема не может считаться добросовестным осуществлением кредитором своих прав.

Тем не менее, я полагаю, что само по себе использование подобной схемы не порочит того, что при надлежащем правовом регулировании вполне возможно создать данный вид обеспечения исполнения обязательств, который будет нормально работать без ущерба должникам. А так, вполне возможно, что обеспечительная продажа будет использоваться, но тайком, что не позволит должникам доказать притворность сделки.

Теперь посмотрим, а каковы позиции судов по вопросам применения ч.2 ст. 170 ГК РФ в части обеспечительной купли-продажи.

Признание обеспечительной продажи притворной сделкой в судебной практике

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 16.04.2019 N 53-КГ18-38

В данном определении содержится несколько полезных правовых позиций. 

Первая заключается в несовместимости предъявления одновременно требований о признании сделки, заключенной под влиянием обмана (ч.2 ст. 179 ГК РФ) и признании сделки недействительной в силу притворности. Этот вывод и понятен, так как в случае притворности все стороны сделки понимают, что есть прикрываемая и прикрывающая сделки.

В определении говорится
При разрешении спора суд в обоснование своего вывода об удовлетворении исковых требований Пальчун М.Н.

о признании сделок купли-продажи недействительными сослался как на положения пункта 2 статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации (сделка, совершенная под влиянием обмана), так и пункта 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации (притворная сделка).

Между тем, суд не учел, что по действующему законодательству возможность признания заключенной сделки одновременно как притворной, так и совершенной под влиянием обмана, отсутствует, поскольку при заключении притворной сделки все стороны сделки осознают, на достижение каких правовых последствий она направлена, тогда как при заключении сделки под влиянием обмана одна из сторон.

Кроме того, в определении как раз содержится и вышеприведенный мной вывод о юридических последствиях притворности сделки, а именно сказано, что

Более того, ни судом первой, ни судом апелляционной инстанций не учтено, что признание договора притворной сделкой не влечет таких последствий как реституция, поскольку законом в отношении притворных сделок предусмотрены иные последствия — применение к сделке, которую стороны действительно имели в виду (прикрываемой сделке), относящихся к ней правил, с учетом существа и содержания такой прикрываемой сделки

Источник: https://pravorub.ru/articles/95803.html

ВС: указал, на что надо обратить внимание при признании сделки притворной

Признаки притворной сделки

В случае признания сделки недействительной в связи с притворностью суду необходимо установить действительную волю сторон, выяснить фактические отношения между сторонами, а также намерения каждой стороны.

При этом следует учесть, что признание договора притворной сделкой не влечёт таких последствий как реституция, поскольку законом в отношении притворных сделок предусмотрены иные последствия — применение к сделке, которую стороны действительно имели в виду (прикрываемой сделке), относящихся к ней правил, с учётом существа и содержания такой прикрываемой сделки.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№32-КГ17-33

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 9 января 2018 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Горшкова В.В., судей Асташова СВ. и Киселёва А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Учуровой Лидии Марковны, Глущенко Людмилы Юрьевны к Тереховой Анастасии Олеговне, Аверкину Юрию Алексеевичу о признании сделок недействительными в силу их ничтожности, применении последствий недействительности ничтожных сделок, по кассационной жалобе Аверкина Юрия Алексеевича на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 18 января 2017г. Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселёва А.П., выслушав объяснения Учуровой Л.М. и её представителя Гульчина В.А., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила: Учурова Л.М. и Глущенко Л.Ю. обратились в суд с иском, в обоснование которого указали, что в апреле 2014 года между Глущенко Л.Ю. и Аверкиным Ю.А. заключены договор купли-продажи принадлежащей Учуровой Л.М. на праве собственности квартиры № расположенной по адресу: , а также договор займа, согласно которому Аверкин Ю.А. передал Глущенко Л.Ю. 3 000 000 руб. под 5 % в месяц сроком на два года. По утверждению истцов, денежные средства в размере 2 700 000 руб. Аверкин Ю.А. передал Глущенко Л.Ю. в день регистрации договора купли-продажи квартиры в регистрационной палате Саратовской области 23 апреля 2014 г. Иных денежных средств, а именно 4 000 000 руб., указанных в договоре купли-продажи квартиры, Аверкин Ю.А. Глущенко Л.Ю. не передавал. Истцы указали, что квартира передавалась в залог Аверкину Ю.А. в качестве обеспечения возврата Глущенко Л.Ю. суммы займа и после исполнения обязательств последней должна была быть передана обратно в её собственность. При этом Аверкин Ю.А. не предпринимал никаких действий по вселению в квартиру, не имел ключей и не нёс бремя её содержания, а Глущенко Л.Ю. продолжала являться членом ЖСК, она и её дочь продолжали проживать в квартире вместе с Учуровой Л.М., бремя содержания квартиры несли истцы, ввиду чего сделка по купле-продаже данной квартиры, заключённая между Глущенко Л.Ю. и Аверкиным Ю.А., является притворной. По мнению истцов, продажа впоследствии квартиры Тереховой А.О. произведена Аверкиным Ю.А. с целью создания вида добросовестности приобретения квартиры для последующего обращения в судебные инстанции от лица Тереховой АО., что и было сделано. Истцы просили признать недействительными договор купли-продажи квартиры, заключённый между Глущенко Л.Ю. и Аверкиным Ю.А., последующий договор купли-продажи указанной квартиры, заключённый между Аверкиным Ю.А. и Тереховой А.О., признать Терехову А.О. недобросовестным приобретателем, применить последствия недействительности ничтожных сделок, признать недействительными государственные регистрации перехода права собственности и восстановить права собственности Глущенко Л.Ю. на данную квартиру. Ответчики исковые требования не признали. Решением Волжского районного суда г. Саратова от 7 сентября 2016 г. в удовлетворении исковых требований отказано. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 18 января 2017 г. решение Волжского районного суда г. Саратова от 7 сентября 2016 г. отменено, по делу принято новое решение, которым исковые требования удовлетворены. Признаны недействительными договор купли-продажи квартиры, заключённый между Глущенко Л.Ю. и Аверкиным Ю.А., договор купли-продажи квартиры, заключённый между Аверкиным Ю.А. и Тереховой АО., прекращено право собственности Тереховой А.О. на указанную квартиру с восстановлением права собственности Глущенко Л.Ю. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2017 г. отказано в передаче кассационной жалобы Аверкина Ю.А. для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации. Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 1 декабря 2017 г. определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2017 г. отменено и кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации. Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению. Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов. Такие нарушения норм права допущены судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела. Судом установлено, что 21 апреля 2014 г. между Глущенко Л.Ю. (продавец) и Аверкиным Ю.А. (покупатель) заключён договор купли-продажи квартиры № расположенной по адресу:,,, стоимость которой определена в размере 4 000 000 руб. Согласно содержащейся в договоре рукописной записи Глущенко Л.Ю. денежные средства в сумме 4 000 000 руб. она получила в день его подписания (т. 1,л.д. 16-18, 193-197). В тот же день стороны названного выше договора обратились в Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Саратовской области для проведения государственной регистрации перехода права собственности на квартиру, которая осуществлена 23 апреля 2014 г. (т. 1, л.д. 194-195, 200). 24 апреля 2014 г. между Аверкиным Ю.А. и Глущенко Л.Ю. заключён договор займа, по условиям которого Аверкин Ю.А. передал Глущенко Л.Ю. 3 000 000 руб. под 5 % в месяц на срок до 24 апреля 2016 г. В данном договоре имеется рукописная запись Глущенко Л.Ю. о получении денежных средств в размере 3 000 000 руб. полностью (т. 1, л.д. 120-121). 19 августа 2015 г. по договору купли-продажи Аверкин Ю.А. продал квартиру Тереховой А.О. (т. 1, л.д. 19-20). Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что оспариваемые сделки купли-продажи сторонами исполнены, доказательств их недействительности в нарушение части 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не представлено. Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о том, что при заключении между Глущенко Л.Ю. и Аверкиным Ю.А. договора купли-продажи принадлежащей Глущенко Л.Ю. квартиры, в действительности воля сторон была направлена на заключение договора займа под залог указанной квартиры. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что определение суда апелляционной инстанции принято с нарушением норм действующего законодательства. Согласно статье 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным. В пунктах 2 и 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» разъяснено, что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 — 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов. Рассматривая дело, суд должен установить закон, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и правоотношения сторон, определить, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, вынести данные обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (часть 2 статьи 56, статья 148 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). В соответствии с частью 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению. Согласно пункту 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. В пункте 87 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что в связи с притворностью недействительной может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки. Намерения одного участника совершить притворную сделку для применения указанной нормы недостаточно. К сделке, которую стороны действительно имели в виду (прикрываемая сделка), с учётом её существа и содержания применяются относящиеся к ней правила (пункт 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации). Для прикрытия сделки может быть совершена не только одна, но и несколько сделок. В таком случае прикрывающие сделки являются ничтожными, а к сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом её существа и содержания применяются относящиеся к ней правила (пункт 88 постановления Пленума). Из содержания указанной нормы и разъяснений Пленума следует, что в случае признания сделки недействительной в связи с притворностью суду необходимо установить действительную волю сторон, выяснить фактические отношения между сторонами, а также намерения каждой стороны. При этом следует учесть, что признание договора притворной сделкой не влечёт таких последствий как реституция, поскольку законом в отношении притворных сделок предусмотрены иные последствия — применение к сделке, которую стороны действительно имели в виду (прикрываемой сделке), относящихся к ней правил, с учётом существа и содержания такой прикрываемой сделки. Проверяя законность решения суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции, оценив представленные доказательства, факт заключения договора купли-продажи жилого помещения, договора займа, оценив условия данных договоров в совокупности, установил обстоятельства, свидетельствующие о притворности оспариваемой сделки по продаже имущества, и сделал вывод о том, что действительная воля сторон была направлена на достижение правовых последствий, характерных для залога недвижимого имущества. Следовательно, суду апелляционной инстанции надлежало применить к притворной сделке правила прикрываемой сделки, с учётом её существа и содержания, приняв во внимание, что новым собственником спорной квартиры является Терехова А.О., чего в нарушение приведённых выше положений закона и разъяснений Пленума сделано не было. Из материалов дела усматривается, что в день заключения договора купли-продажи квартиры — 21 апреля 2014 г. Аверкин Ю.А. передал Глущенко Л.Ю. денежные средства в размере 4 000 000 руб., а 24 апреля 2014 г. по договору займа еще 3 000 000 руб., о чём имеются соответствующие записи в договорах, сделанные от имени Глущенко Л.Ю. Между тем суд апелляционной инстанции, проверяя законность решения суда первой инстанции, не дал правовой оценки указанным обстоятельствам, не установил, имела ли место реальная передача денежных средств в размере 7 000 000 руб. От выяснения указанных обстоятельств зависело принятие судом апелляционной инстанции решения о наличии или отсутствии оснований для признания договора купли-продажи квартиры недействительной сделкой, приведения сторон в первоначальное положение. Допущенные нарушения норм права являются существенными, они повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 18 января 2017 г. подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить спор в зависимости от установленных обстоятельств и в соответствии с требованиями закона. Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила :

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 18 января 2017 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Источник: https://xn----otbbxhhbg2c8c.xn--p1acf/informaciya/verhovnyy-sud/vs-ukazal-na-chto-nado-obratit-vnimanie-pri-priznanii-sdelki-pritvornoj/

Что такое притворная сделка? Понятие, характерные признаки, правовые последствия

Признаки притворной сделки

Работая на рынке недвижимости, я нередко сталкиваюсь с такими понятиями, как притворные сделки. Хочу предупредить, что они не так безобидны, как кажутся на первый взгляд.

Определение притворной сделки и нормы правового регулирования

Притворная сделка – это сделка, совершённая с нарушением норм законодательства. С виду она соответствует всем правилам проведения и заключается на основании подписания гражданского договора.

Но составленный договор не соответствует реальному положению вещей: он лишь прикрывает другую сделку, которая остаётся в тени или «за кадром».

В итоге – результат, полученный сторонами, не тот же самый, который следует из положений договора.

Такие сделки считаются недействительными, что следует из п. 2 ст. 170 Гражданского кодекса (ГК) РФ. Они могут быть признаны ничтожными и не вступить в силу, согласно нормам п. 1 и п. 3 ст. 166 ГК РФ. Или признаваться оспоримыми, согласно нормам п. 1 и п. 2 ст. 166 ГК РФ, на основании решения суда.

Составляющие

Так как стороны гражданского договора под прикрытием одной сделки проводят другую, то у данного гражданского прецедента имеется два элемента, составляющих одно действие, это:

  1. Юридический договор, который оформляется для видимости, но не исполняется сторонами.
  2. Сама сделка, которая проводится на основании устных договорённостей сторон, но под прикрытием притворного договора.

Прикрывающая сделка

Это то, что предназначено для юридического сопровождения процесса. Гражданский договор составляется по всем правилам, которые применяются к договорам соответствующего типа. Но он предназначен не для исполнения, а для прикрытия другой сделки. К таким документам могут относиться договоры следующих сделок:

  • купли-продажи;
  • мены;
  • дарения;
  • найма или аренды;
  • займа или рассрочки;
  • предоставления услуг.

Прикрывающими они называются по следующим причинам:

  • в них подменяется или количественно (суммарно) искажается предмет договора;
  • по факту производится иное действие.

Прикрываемая сделка

Эта сделка не имеет под собой правовой основы и совершается на основании устных договорённостей сторон, но под прикрытием формально составленного договора.

Формальный договор может составляться на приобретение меньшей или большей части товара, чем передаётся по факту. Также он может подменять собой другие сделки.

Особенности и характерные признаки притворной сделки

Обозначенный вид сделок имеет общие характерные признаки, которые распространяются на все виды движимого и недвижимого имущества, предоставления всех категорий товаров и услуг. В их числе:

  1. В прикрывающей и прикрываемой сделке прослеживаются одни и те же участники. Иногда в них присутствуют третьи лица (посредники), которые не вписываются в договор, но от которых завит получение запланированного результата по факту. По преимуществу это посредники, предоставляющие услугу за вознаграждение.
  2. Для достижения результата прикрываемой сделки нередко используется несколько прикрывающих сделок, оформленных цепочкой договоров с одними и теми же участниками. Такие прецеденты наблюдаются в заведомо преступных деяниях.
  3. То, что происходит по факту, не соответствует условиям прикрывающего договора.
  4. В той или иной степени стороны притворных сделок являются заведомо виновными.

Такими схемами пользуются в том числе мошенники. Они предлагают контрагентам оформить притворную сделку, а в результате нарушают достигнутые устные договорённости, совершая махинации с корыстным умыслом.

Состояние преступности в РФ. Источник МВД.РФ

Как можно доказать притворность сделки

В случае возникновения непредвиденных обстоятельств проигравшая сторона пытается восстановить справедливость, но ей не всегда удаётся доказать, что контрагенты притворились, а не вступили в настоящие гражданские отношения по отчуждению имущества. Если дело дойдёт до суда, то нужно будет действовать следующим образом:

  1. Подтвердить своё добросовестное заблуждение, указав, что истец не знал и не мог знать о том, что сделка проводилась незаконно.
  2. Предъявить платёжные документы: счета фактуры, расписки, квитанции об оплате. Доказать, что деньги были переданы за другие услуги (объёмы товара), а не за то, что указано в договоре.
  3. Предъявить накладные, документы о стоимости имущества, сверив их с платёжными документами и доказав, что здесь имеется расхождение.
  4. Если контрагент не уплатил денег или не передал товар (движимое или недвижимое имущество), то указать данный факт в исковом заявлении.

Доказать, что сделка была притворной, могут не только её стороны, но и иные заинтересованные лица, если их интересы были нарушены.

Правовые последствия

Если один из контрагентов или третьи лица доказали, что сделка была притворной, то она:

  • признаётся ничтожной и не вступает в силу;
  • оспаривается в суде.

У знакомого риэлтора Романа произошёл такой случай: он стал посредником между покупателем и продавцом, который предложил в силу обстоятельств оформить вместо купчей на квартиру генеральную доверенность с правом переоформления и продажи.

Покупатель согласился, но когда пришёл в Росреестр, чтобы зарегистрировать жильё на жену, оказалось, что доверенность уже отозвана бывшим собственником. Суд признал сделку ничтожной и не вступившей в силу. Покупатель стал требовать возврат денег, уплаченных за квартиру. Роману пришлось неоднократно выступать в суде свидетелем того, что деньги действительно были переданы.

Он помог своему клиенту вернуть уплаченное, но с тех пор заключал только действительные сделки и был предельно аккуратен.

Иногда притворные сделки представляются её участникам, как решение тех или иных проблем. Но они могут привести к новым трудностям, возникшим в результате нарушения норм гражданского законодательства. Лучше всего действовать по закону и получать гарантированный результат.

Не нашли ответа на свой вопрос? Звоните на телефон горячей линии 8 (800) 350-34-85. Это бесплатно. Документы , Осторожно, мошенники! , Судебные споры , Юридические термины

Источник: https://zakonguru.com/nedvizhimost/pritvornaya-sdelka.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.